ПЕЩЕРА

2019 — 2020 

Фотопроект. Цифровая фотография, цифровой коллаж, документация перформанса


Победитель  2020 Sony World Photography Awards — Professional competition's Discovery category

Шорт-лист International Photography Grant TALENTS OF THE YEAR 2020

шорт-лист 'Sacred. The Expirience of beyond’ (2020) Urbanautica

Персональная онлайн-выставка (2020), WALL-online 

Публикации: Fisheye MagazineUrbanautica


У каждого, помимо ошибок, свойственных роду человеческому, есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы.

Ф. Бэкон 

 

Мои детство и юность прошли в маленькой тихой станице на Кубани. После 15 лет «взрослой» жизни в суете мегаполиса я почувствовала желание снова «сбежать в деревню». С тех пор я живу в добровольной изоляции, в уютной пещере материнства в своем загородном доме в поселке Ульяновка Ленинградской области. Я сознательно ограничиваю социальные контакты, потребление новостей, занимаюсь домом, детьми и художественной практикой. Но вопреки ожиданиям, моя новая жизнь при отсутствии очевидных внешних негативных факторов все меньше напоминает безмятежное единение матери и ребенка. 

Образ пещеры стал для меня квинтэссенцией составляющих личного опыта. В процессе работы над проектом я выяснила, что этот древнейший архетип прочно укоренен в подсознании людей. Со времен палеолита пещера была первым, самым распространенным жилищем и стала символом убежища, дома. В древнейших мифах она мыслилась как сакральное место и уподоблялась уменьшенному Космосу. В ней рождались и умирали боги, а посвящаемые постигали тайное знание.

Пещера представлялась нашим предкам началом мироздания, вселенской маткой. Ее образ связывался с женским началом и культом Богини-матери — символом плодотворной земли, которая как дарует жизнь, так и отнимает ее.

Платоновский «Миф о Пещере» положил начало всей метафизике и стал определяющим для европейского сознания. В Новое время Ф. Бэкон, развивая идеи Платона, называл «идолами пещеры» результаты воспитания, прошлое человека, диктующее ему восприятие вещей. В психоанализе пещера стала символом регрессивных желаний и бессознательного.

В моем случае уединение в собственной пещере активировало работу не пережитой до конца в детстве травмы — стрессового расстройства после череды четырех смертей и одного самоубийства родных людей в сжатый период времени.

В дополнение к этому неадекватная связь с внешней средой привела к росту тревожности, а частое нарушение личных границ детьми — к раздражительности. Следствием стали проблемы с самоконтролем: нежелание выходить из дома во избежание несчастного случая, боязнь будущего, вспышки неконтролируемого гнева и регулярный срыв злости на детях и муже, раскаяние и чувство вины после.



ФОТОПРОЕКТЫ